Как получить грант и открыть свое дело в Запорожье: три истории

Последние несколько лет в Украине активизировалась работа международных организаций, которые дают гранты на различные хорошие дела. Это могут быть культурные или образовательные проекты, антикоррупционная работа, независимые СМИ или множество других направлений. Переселенцам и бойцам АТО выдают гранты на открытие своего дела – чтобы они могли вернуться к жизни после войны и твердо стать на ноги. 061 собрал три истории запорожцев, которые получили такие гранты. Мы узнали, как, зачем и на какие проекты они получили поддержку.

История первая. Руслан Венжега. “Kozak – food”

С Русланом Венжегой мы встречаемся в пиццерии “Fabrizio”. Это то самое нашумевшее место, владелец которого поставил условие своим сотрудникам говорить по-украински. В итоге люди, которые там работали, решили не оставаться. Зато работу нашел демобилизованный боец АТО Руслан, который буквально месяц назад устроился в пиццерию поваром. Мужчине 49. С украинским у него все хорошо – в 2014 году Руслан Венжега принял решение перейти на украинский, с тех пор общается только на нем.

До войны Руслан занимался самыми разными вещами: работал на “Хлебодаре” замдиректора по логистике, после возглавлял инжиниринговую фирму, а потом пошел добровольцем на войну.

“Был гранатометчиком и пулеметчиком. Принимал участие в боевых действиях, получил два ранения, оба в ногу. Был в плену, – рассказывает Руслан, – Мы тогда попали в засаду, двое побратимов погибли, а я попал в плен. Провел там три недели, потом нас обменяли. После стоял на первой линии под Мариуполем. Мариуполь тогда разбомбили на наших глазах, мы как раз на посту стояли. В 2015-м году демобилизовался”.

Руслан хотел продолжить службу на контракте, но, в связи с ранением, не прошел по состоянию здоровья. Тогда начал искать работу – какое-то время поработал в запорожских гипермаркетах, а потом вспомнил о своей давней мечте – сфере общепита. Так он оказался в “Fabrizio”.

“О гранте мне рассказали побратимы – скинули ссылку в Фейсбуке, – говорит он. – Поспрашивал о разных фондах, у всех разные условия. Например, кто-то дает гранты только тем, кто уже открыл свое дело. Кто-то – только на определенные виды бизнеса. Так я вышел на “Взаємодію” – это проект USAID. Подъехал к ним, оставил свои данные, потом меня пригласили пройти курс обучения, составил бизнес-план, защитил его”.

Недавно Руслану сообщили, что его бизнес-план прошел все необходимые экспертизы и был утвержден. Теперь ему должны выделить около 32 тысячи гривен на покупку оборудования. Теперь ему нужно зарегистрироваться как предпринимателю и пройти ряд формальностей.

Проект Руслана Венжеги называется “Kozak – food”. За грантовые средства он получит тестомес, специальный миксер, весы, таймер и еще несколько мелочей для изготовления пиццы. Первое время Руслан планирует сотрудничать с пиццерией “Fabrizio”. Со временем – если удастся – мечтает открыть собственное кафе. Мужчина хочет изготавливать пиццу, по форме напоминающую турецкое блюдо “пиде” – то есть, немного вытянутую, а не круглую. Также он планирует готовить традиционное итальянское блюдо – гуанчиале, то есть сыровяленные свиные щеки. В Запорожье такого пока никто делает.

“Сейчас я хожу на работу с удовольствием. Это именно то, чем я хочу заниматься по жизни. Можно сказать, я нашел себя, – говорит Руслан, – Наконец-то я получил возможность работать на себя и быть свободным человеком”.

***

История вторая. Павел Костенко. Продажа антиквариата.

На встречу с журналистами 061 в "Дубовую рощу" Павел приходит с женой и ребенком. Пара переехала в Запорожье из Донецка еще в начале войны, в июле 2014 года. Уже здесь Павел с Ольгой поженились, и на свет появилась маленькая запорожанка – Ира. 1 сентября ей исполнится 2 годика. Именно перспектива появления в семье дочки стала стимулом для Павла возобновить здесь свой бизнес, который он начинал еще дома, в Донецке.

"В Донецке я занимался торговлей натуральными волосами для париков и советским антиквариатом, – рассказывает Павел, – Продавал это все на украинских площадках через интернет. Когда началась война, бизнес пришлось свернуть. Мы собрали вещи, взяли больную тещу, которая передвигалась на коляске, и приехали сюда. Уже здесь в Запорожье она скончалась".

Сначала Павел пытался искать работу – у него два экономических образования, поэтому устроился менеджером по закупкам вторсырья. Но потом узнал, что скоро в его семье будет пополнение, а значит надо зарабатывать больше, чтобы содержать жену и будущего ребенка.

"Написал микро бизнес-план, обратился в "Каритас", получил там грант в $1000, добавил еще примерно столько же из своих накоплений, получился небольшой стартовый капитал, – вспоминает Павел, – Потом арендовал миниатюрное помещение для пункта сбора старых вещей, расклеил объявления, дал рекламу в газеты и потихоньку дело пошло".

Чтобы отличать ценные вещи от мусора, Павел часами просиживал в Интернете, исследовал сайты с антиквариатом. Например, янтаря существует около 300 подвидов. Самые простые янтарные бусы могут оцениваться в 5-10 гривен за грамм, антикварный балтийский янтарь – от 50 до 500 гривен за грамм. Чтобы понять, какие бусы достойны внимания, предпринимателю пришлось изучить громадное количество информации на эту тему. И так – с каждой вещью: наградами, монетами, посудой, часами…

"Спросом пользуются советские объективы, их покупают фотографы, т.к. с ними можно работать, а стоят они дешевле современных, – говорит Павел, – Советская бижутерия тоже неплохо идет, советские медали, ордена, монеты. Сейчас я расширил линейку товаров и начал продавать античные вещи – монеты Римской империи и Царской России".

Вещи ему несут пенсионеры, а также молодые люди, которым в наследство от старшего поколения достались советские вещи. Многие считают это хламом, но встречаются и такие предметы, которые интересны коллекционерам. Их Павел потом перепродает. Бывает, что какой-нибудь коллекционный знак покупается за 40 гривен, а продан за 4000. Это редкая удача, но тоже бывает.

"Сначала складировал все дома, в съемной однокомнатной квартире, – вспоминает он, – Но когда родился ребенок, места стало не хватать, поэтому сняли офис в центре города. Объемные вещи стараюсь не собирать – их и сберегать негде, и за границу не перешлешь, это очень дорого и сложно. А там у меня основная часть покупателей".

Сейчас Павел перешел уже на новый этап – открыл два интернет-магазина на зарубежных площадках: e-bay и etsy. Иностранцы готовы платить за антиквариат, как минимум, вдвое больше, чем украинцы. Среди клиентов много американцев, а также люди из Европы, Израиля, Саудовской Аравии, Ливии.

Самая дорогая вещь, которую удалось продать – редкий советский наградной комплект, его забрали за 100 тысяч гривен. А самый большой "навар" был за коллекционный знак

Недавно Павел хотел получить еще один грант – от USAID. Он прошел серию тренингов, составил бизнес-план, но гранта в итоге не получил. "Наверное, грантодатели решили, что есть люди, которым помощь нужна больше, чем мне. Наверное, это правильно", – говорит он.

***

Итория третья. Павел Чепуренко. Перепелиная ферма

Павел Чепуренко встречает нас на въезде в дачный район, к дому ведет грунтовая дорога через гаражи и кустарники. За забором – огромный "водолаз" – парень не решился оставить собаку в Луганской области, где жил до войны.

Павел переехал с родителями в Запорожье в сентябре 2014, когда боевые действия были еще в 20 км от города. Как и многие переселенцы, сначала уехал на море – переждать. И больше не вернулся.

"Приехал вот в этих шортах, с телефоном и кошельком – все", – вспоминает парень, размешивая корм для птицы.

На этой даче семье Чепуренко предложили пожить друзья – дом пустовал. Однако, зиму на такой даче пережить было сложно. В доме был электрический котел, но для него в сети не хватало напряжения, поэтому в доме было холодно – а счета приходили сумасшедшие. Сначала парень на рынке продавал свинину, потом работал на стройке.

В интернете Павел нашел информацию, что местный фонд "Каритас" предлагает переселенцам получить грант на открытие собственного бизнеса. Парень решил обустроить перепелиную ферму. Он написал бизнес-план, защитил свой проект и получил 20 000 гривен. Однако, дачные условия совершенно не подходили для открытия бизнеса, поэтому Павел предложил друзьям выбор: либо он просто съезжает, либо строит котельную и обустраивает ферму. Сошлись на стором варианте.

Зимой парень уже закончил пристройку и закупил инкубаторы для птиц.

"Зимой птицу перевозить сложно, а яйцо можно утеплить и перевезти без проблем. Поэтому я купил яйца – теперь в разных клетках у меня уже есть кормовые перепелки и инкубационные. Под каждой клеткой поставил специальные поддоны, чтобы было легко вычищать помет, и птица не воняла. Вы же чувствуете, что нет никакого запаха", – объясняет Павел.

Летом с этим бизнесом сложно. Пока жара и многие в отпуске, некоторые мясники закрывают точки и ждут осени. Но Павел, когда писал бизнес-план, исходил из того, что даже если перепелиная ферма не зайдет как бизнес, у него останется птица для домашнего хозяйства.

"В октябре прошлого года моему отцу сделали операцию на сердце, – говорит парень и тяжело вздыхает. – Соответственно, ему нужно было хорошее и полезное питание: свинина и говядина не подходит, а у перепелов и мясо, и яйца диетические. Поэтому, даже если бы не пошло дело, мне бы эта ферма пригодилась".

Павел не остановился на обычной идее с фермой и стал мариновать яйца, а потом попробовал еще и коптить – такого в Запорожье люди еще не видели. Кроме того, уже появились заказы на цыпленка.

На проект от "Взаємодії" (проект USAID) Павел шел с надеждой получить еще один грант, чтобы увеличить поголовье. На тренинге он научился, как вести себя с клиентами, прояснил многие правовые моменты и узнал, как сейчас вести бухгалтерию – это немаловажно, если хочешь оформить бизнес официально. Но грант Павел так и не получил. Говорит, что донорскую организацию смутили изменения, связанные с этой сферой, которые возможно, внесут в законодательство.

Грантодателей не устроило то, что в Верховной Раде есть законопроект, который переписывают уже более двух лет. По европейским стандартам, птицу или другой скот можно забивать только на тех бойнях, которые прошли сертификацию – дома нельзя. В Украине такого закона пока нет, но доноры решили перестраховаться:

"Мне позвонил представитель донорской организации и спросил, что я собираюсь делать, если эти стандарты утвердят и в Украине. А как я могу планировать что-то, если этот проект переписывают из года в год и постоянно вносят правки? – недоумевает Павел. – На сегодняшний день в Запорожской области есть только две бойни, которые соответствуют этим стандартам – они не справятся с таким количеством скота. Пока это не урегулировано, я не могу четко ответить на вопрос донора. Скорее всего, из-за этого я и не получил второй грант".

***

Текст – Татьяна Гонченко, Екатерина Майборода, фото – Славы Чиженка

Проект осуществляется пolBP2_croper_ruри финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*