Молитвы, гаджеты и смирение: чем живет единственный женский монастырь Запорожья, – ФОТОРЕПОРТАЖ

Не многие знают, что в Коммунарском районе Запорожья на базе Свято-Николаевского храма работает небольшой женский монастырь. В обители проживают 14 сестер, которые приняли монашеские обеты и ведут строгий и аскетичный образ жизни. 061 узнавал о том, как монахини борются с искушением, как часто видят своих родственников, какую работу выполняют и зачем становятся на поклоны.
Что хранится в кельях у сестер-монахинь?
Женский монастырь расположен в Космическом районе города на остановке транспорта «Южный рынок».  Он окружен многочисленными шумными объектами – школа, ресторан, райотдел полиции и частный сектор. Перед территорией храма располагается церковная лавка и новая чайная. Внутри можно увидеть здание Свято-Николаевской церкви, отстроенное в 1991 году и недавно возведенный храм Святой Троицы, который планируют открыть в конце мая этого года. Сам монастырь находится в дальнем углу территории.
На втором и третьем этаже монастыря располагаются кельи сестер. Самой старшей сестре-схимнице (высшая степень монашества с очень строгими обязательствами) – 70 лет, а самой младшей послушнице нет еще и 30 лет. Внутри небольших одно и двухместных комнат есть только самый минимум мебели – кровать и шкафы. Старшая сестра монастыря матушка Еввула рассказывает, что раньше здесь не было шкафчиков и женщинам приходилось держать свои личные вещи в сумках. В кельях сестры и послушницы хранят вещи первой необходимости – одежду, предметы личной гигиены, иконы, книги, фотографии и т.д. Кельи – это личное пространство. Руководство монастыря не вмешивается в то, как женщины обустраивают свою комнату. Главное условие: там должен быть порядок и все должно быть чисто. В обители, кстати, мы заметили очень много цветов – фиалки в горшочках на подоконниках монастыря, большие вазоны с комнатными цветами в трапезной, лилии в фойе и гипсофилы. Сами сестры отмечают, что эти букеты и цветы в горшочках, создают уют и домашнюю атмосферу, а она для них очень важна, поскольку монашеская жизнь – это тяжкий ежедневный труд.

Так, сестры просыпаются до рассвета солнца в половину четвертого утра. Они идут на утреннее молитвенное правило с четками, после начинается молебен, литургия. После молитвы сестры принимаются за послушания – шьют, убирают в храме и на улице, занимаются садом, стиркой, пекут пироги, благоустраивают придомовую территорию и многое другое. Затем все собираются на трапезу и со второй половины дня снова продолжают трудится до вечерней службы и вечернего монашеского правила. В кельях читают уже свою молитву, если остается свободное время. Если этого времени нет, то сестры просыпаются еще раньше и принимаются за молитву глубокой ночью. Есть монахини, которые спят не более 4-х часов в день, а есть и те, кто вообще не знает сна. Едят они только два раза в день за общим столом с молитвой на устах. Брать пищу к себе в келию не допускается, только если послушница больна и по состоянию здоровья не может сама спуститься за общий стол.
«Трапеза бывает разная. Есть сестры, которые приходят на трапезу только один раз в день. Во время трапезы мы читаем Жития святых. Обычно на столе есть борщ, каша, изредка картошка бывает, жарим рыбу или приготовим яйцо. У нас очень хорошие повара, которые способны буквально из ничего вкусно приготовить пищу. На кухне работают обычные миряне. Они верующие и очень стараются», – отмечает матушка Еввула.

С момента монашеского пострига сестры надевают черное монашеское облачение и не снимают его все времянахождение в монастыре. Облачение для летнего и зимнего сезона отличается только по плотности ткани. Дополнительно разрешается накинуть что-то на плечи или надеть жилет.
Монашеский постриг, деньги и гаджеты
Старший священник, благочинный, протоиерей Вячеслав Колондинкин рассказал нам, что в монастырь может прийти любой человек, но есть свои исключения. Так, стать монахиней не может замужняя женщина или женщина, у которой на руках есть маленькие дети.
«В первую очередь в монашество не допускаются замужние женщины. Если человек не закончил свои земные дела, то он не может вступить на этот путь. Часто приходят и говорят: «У меня маленький ребенок, но я хочу в монахини уйти». А на кого же детей оставить? Муж может не дать на это согласие. И в чем подвиг тогда заключен, если человек не может воспитать ребенка. Это лесть и обман. Детям нужно дать жизнь и оставить их достойно, а не так, что кто-то чужой будет их кормить, поить и одевать. Мы не можем таких принять в монашество, поскольку это идет в разрез со священным писанием», – рассказывает протоиерей Вячеслав Колондинкин.

При этом известно, что в отдельных случаях допускается принятие в сестринскую обитель несовершеннолетних девушек или тех, кто по каким-то причинам ранее уже сбегал из монастыря. Священники отмечают, что каждый имеет право на второй шанс, но важно раскрыть свое сердце. Перед постригом принято новоиспеченных поступающих подвергнуть испытаниям – им предлагают попробовать на себе уклад жизни сестер. Одним из самых сложных этапов является смирение и безукоризненное повиновение настоятельнице. Здесь не может быть и речи о том, чтобы высказывать свое несогласие или проявлять неповиновение в любой форме. Все спорные вопросы и недоразумения разрешаются совместно при участии игуменьи и духовника.
«Не каждый может понести этот труд. Тот, кто планирует вступить в монашество, находится под крылом старшей сестры. Она их читает, как открытую книгу и видит, кто уже готов, а кому стоит повременить. Все, что происходит в монашеской жизни осуществляется не по воле монаха. Господь ложит на сердце. Человек может быть год, семь, двадцать лет в иночестве и не принять монашество. Монашество – это не цель, а средство спасения. Смирение – это всегда борьба с собой», – рассказывают в монастыре.
Мы спрашиваем, правдиво ли утверждение о том, что «от хорошей жизни в монастырь не идут» и в отдельных случае это может быть следствием психологической травмы или большого потрясения. В монастыре подтверждают, что к ним действительно приходили девушки и женщины, которые спустя несколько месяцев или даже лет, уходили из обители, как раз потому что пытались залечить здесь свои раны и боролись с внутренними противоречиями. В связи с этим не могли в полной мере уделить силы на служение Богу. Отец Вячеслав уверяет, что процент таких инокинь небольшой и обычно они надолго не задерживаются.

«Да, к нам приходят люди с горя, но они не остаются в монастыре и рано или поздно уходят в мир. Если это призвание, то это видно. Сейчас с нами есть молодая монашечка, которая пришла после училища. У нее в душе было заложено стать монахиней. Бывают, что приходят девушки, которые находятся на раздорожье и не знают, как им правильно поступить. Иногда замечаем, что люди приходят, как на разведку с тем, чтобы освободиться от тяжкого груза. Мы с начала берем их на три дня, чтобы присмотреться. Обычно в молитве Господь открывает путь. На них никто не давит, и они полагаются только на свою волю. В итоге остаются те, кто от всего отказался. Это истинные монахини», – отмечает матушка Еввула.
При этом разрешено переходить из одного монастыря в другой и видеть близких родственников. Как показывает практика, после принятия обетов, монахини становятся довольно отдаленными к обыденным заботам и, хотя и рады, и счастливы видеть родных, но помнят, что это наносит ущерб для их внутренних дел и обязательств. Покидать стены монастыря разрешается только в исключительных случаях, да и сами сестры отмечают о том, что «не знают, что делать дома». Для молоденьких монахинь и инокинь выход в свет – это большой соблазн, поэтому они почти никогда не выходят за ограждение. За покупками для хозяйственных нужд ходит игуменья. Она же и собирает список всех необходимых вещей – средства личной гигиены, специальные диетические добавки или лекарства. Поэтому монахини и не имеют при себе особо никаких сбережений, а пенсии отдают церкви. Один из трех монашеских обетов, а именно нестяжание, как раз и подразумевает о том, что стоит довольствоваться малым в материальном плане. Именно поэтому недвижимость и ценные вещи монахини обычно переписывают на родственников или же реже отдают на благо церкви. При вступлении в обитель не требуется никакого определенного денежного вклада, но некоторые могут по своему желанию передать что-то в монастырь.

Что же касается современных средств связи – смартфонов, планшетов и других гаджетов, то в монастыре отмечают, что не запрещают использовать смартфоны с целью коммуникации, чтобы можно было оперативно связаться друг с другом. На все остальное у монахинь просто нет ни желания, ни времени, потому что занята буквально каждая минута.
«Личного времени очень мало. Если кто-то из сестер устала, мы даем ей небольшой отдых. Да, они могут пользоваться телефонами. Хотя мы не очень этому рады. Это им самим мешает. В других монастырях послушницам и инокиням могут вообще не давать телефоны. Мы это разрешаем поскольку сестер очень мало, а территория большая. Иногда бывает, что для того, чтобы найти сестричку легче позвонить», – рассказывает матушка Еввула, акцентируя внимание на том, что пустые разговоры между сестрами и общение не приветствуется даже на долю секунды.
Основная обязанность монахинь – молиться за всех мирян, поэтому каждый может подать записку (о здравии или об упокоении) монашествующим на молитву за их близких и родных. Они читают так называемый «Неусыпаемую псалтырь» – это непрерывное чтение книги для поминания усопших и за здравие живущих в течение многих суток. Сестры делят по два часа на каждую и безустанно читают Псалтырь.

За нарушение устава и правил монастыря предусмотрены дисциплинарные взыскания под названием «епитимия». Наказание устанавливает настоятельница монастыря. Могут даже «ставить на поклоны» – это когда нарушитель в качестве искупления и с целью исправления должен выполнить несколько десятков поклонов – 30, 50 или даже больше. При этом матушка Еввула отмечает, что по правилам тот, кто дает поклоны должен рассудительно подойти к этому наказанию, поскольку предполагается, что он и сам должен суметь их выполнить.
Отец Вячеслав вскользь упоминает, что после скандала с прошлой настоятельницей матушкой Клеопатрой, которая покинула обитель и перешла в лоно другой церкви, понадобилось длительное время, чтобы восстановить административно-хозяйственную деятельность

– Все, что здесь вскрылось после не очень хочется выносить наружу. Это болезненная тема коснулась всех – и тех, кто живет здесь, и прихожан. Мы потихоньку восстанавливаем все то, что было здесь набедокуренно. У нас есть сайт новый. Старый сайт мы временно заблокировали, потому что Клеопатра им пользовалась и взымала пожертвования, уже не являясь игуменьей этого монастыря. Юридически она не является здесь никем, но счета были открыты на ее личную фамилию, – рассказал отец Вячеслав
По словам благочинных в настоящее время вся документация уже переведена на других доверенных лиц, но в то же время в едином реестре физических и юридических лиц религиозная организация «Свято-Николаевский женский монастырь» по-прежнему числится за экс-настоятельницей.
Святыни, библиотека, чайная и «православный» кот
На дворовой территории монастыря и церкви можно заметить немало трудников – обычных мирян, которые не входят в братию, а просто живут и работают при Свято-Николаевском монастыре. Они выполняют различные работы – охраняют территорию, рубят дрова, выполняют складские работы. Часто сюда приходят бездомные с целью найти ночлег и получить обед. Старший священник просит оказывать поддержку таким людям – дать им занятие и попытаться наставить на путь истинный.

Игуменья Еввула показывает нам территорию монастыря – здесь есть трапезная, библиотека, ризница (кладовая, где хранится монашенское облачение и церковная утварь), швейная мастерская. Также на выходных здесь работает воскресная школа, где обучается почти четыре десятка детей.
В небольшой библиотеке можно найти сотни экземпляров православных книг, газет и журналов с 1980-х годов до современности. Также имеются репринтные и редкостные издания книг. Большая часть из них – это пожертвования обители.

Что же касается святынь, то здесь есть икона-утешительница родительской скорби «Взыскание погибших», мощи Николая-Чудотворца. Ранее на территории храма располагалась иконописная мастерская, поэтому здесь можно увидеть довольно уникальные иконы для храма. Здесь довольно много прихожан, даже в будний день.
Монахини рассказывают, что начали обустраивать эту часть обители не так давно – после смены настоятельницы.  В последний год общими усилиями здесь провели ремонт в трапезной, которая состоит из четырех больших столов – отдельно для священников, монахинь, послушниц и рабочих. Едят обычно в будние дни борщ, кашу, рыбу и какую-то выпечку. В день, когда мы были в монастыре, мы заметили на столе нечто похожее на голубцы, блины, отбивные, пирожки, фрукты и овощи. Монахини объяснили, что такая еда у них на столе далеко не каждый день, а только в праздник. Например, в это день у них с визитом был митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука.

Возле трапезной можно встретить также и любимца послушниц и трудников – кота по кличке Масяня. Он любит внимание и чтит заботу, которую ему оказывают добрые люди. Он завел здесь себе друзей – знает в какое время можно прийти на обед, когда можно погреться в кабинете у бухгалтера и кто из служащих может почесать его за ушком. Масяня особо оживляется, когда видит пахучую выпечку, которую послушницы несут с кухни в новую чайную лавку.

Небольшой магазинчик с ассортиментом монастырского хлеба, пирогов с картофелем, капустой, сладкими начинками и ароматным чаем находится прямо у входа в монастырь. Его открыли каких-то три месяца назад. Продукцию выпекает пекарня монастыря, и часть дохода от продаж идёт на его нужды. Кроме сдобы здесь также можно приобрести мед, чай с травами, вышитые сестрами аксессуары.  Дизайн “Чайной в Никольском” состоит из предметов старины и напоминает чайную лавку Александровска. 

Здесь можно заметить ретро-самовар, старую швейную машинку, мебель прошлого столетия, которую сами же и отреставрировали, оконную раму, которая стала основой для фоторамки, необычные лампы, иконы и красивый чайный сервис.  В лавке обслуживают людей не сестры-монахини, а послушницы. Матушка Еввула рассказывает, что было позволено девушек не облачать в черные одежды, пока они не будут к этому готовы. Чайная лавка уже имеет своих постоянных клиентов и монахини надеются, что таким образом смогут также привлечь внимание людей к жизнедеятельности храма и хотя бы несколько человек после визита сюда, придут поставить свечи.

ФОТОРЕПОРТАЖ – Екатерина Клочко
Источник: 061.ua

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*